Депутаты предлагают пересмотреть северные надбавки

Депутаты предлагают пересмотреть северные надбавки

Федеральный закон «Об Арктической зоне РФ» не могут принять с 2012 года. За время его подготовки отработано пять вариантов документа.  Рассмотрение приостановилось на уровне формирования опорных зон, которые гарантируют обязательства государства в части инфраструктуры, льгот и преференций. Какова судьба долгожданного документа и что нужно сделать, чтобы жизнь в Арктике была комфортной?

Об этом мы беседуем с заместителем председателя Госдумы РФ, председателем Экспертного совета по вопросам законодательного обеспечения развития районов Крайнего Севера, Дальнего Востока, а также территорий, входящих в Арктическую зону РФ Ольгой Епифановой.

– К сожалению, сейчас депутаты не могут присоединиться к обсуждению законопроекта, – сообщила Ольга Епифанова. – Как только он будет внесен в правительство, мы тоже его получим и тогда уже сможем рассматривать. Мы планируем начать предметное обсуждение в июне, а сейчас все в ожидании. Кроме того, очень ждем Стратегию пространственного развития, которая будет определять нашу жизнь на ближайшие годы. Считаю, что эти два документа неразделимы.

– Почему северные законы так сложно продвигаются, многие документы рассматривают годами?

– Хочу обратить ваше внимание, что представительные органы у нас формируются путем голосования, а в Арктике живет меньше девяти процентов населения страны. Поэтому в Госдуме нет такого количества депутатов, которые будут сильно бороться за Север. Кроме того, многие законопроекты, особенно те, что требуют финансовых вложений, блокируют в министерствах.

Сегодня мы с вами живем по законам, принятым буквально в начале советской власти, и они достаточно разрозненны, архаичны – законодательная база абсолютно устарела, и никто не владеет информацией, сколько же на самом деле законов работает. Наша задача – в ручном режиме собрать то, что есть, обозначить пробелы и быстро с помощью экспертов их доработать.

Чтобы решить эту проблему, в Совете Федерации создан Совет по Арктике и Антарктике, а в Госдуме – экспертный совет по совершенствованию законодательства северных и приравненных к ним территорий, который, опираясь на научные данные, находит практические решения. Совместно нам необходимо доработать все имеющиеся в законодательной базе Арктики пробелы.

– В последнее время часто поднимается вопрос о северных компенсациях. Звучат мнения, что они нецелесообразны. Вместе с тем, мы видим, что зарплаты в некоторых регионах средней полосы уже сравнялись с зарплатами северян… Надбавки действительно, собираются отменить?

– Речь идет о пересмотре модели выплаты северных компенсаций в сторону улучшения жизни людей. Отмечу – не отмене, а о пересмотре. Чтобы это были не декларированные, а реальные деньги, которые бы  семья получала. Но есть оборотная сторона медали: хозяйствующие субъекты не должны нести ответственность за «северные». Государство должно быть заинтересовано, чтобы на Севере жили и работали люди, поэтому должен соучаствовать федеральный бюджет, а компании, начинающие работать в Арктике, должны быть конкурентоспособны. Независимо от принадлежности к бизнесу, людям должны гарантировать северные надбавки, которые компенсируют им то, чего они не получают в условиях Арктики. Наша задача – предложить варианты решений по созданию механизмов и других подходов.

Если люди, живущие на Севере, не будут получать достаточно внимания, не будут обеспечены инфраструктурой, медицинским обслуживанием и денежной компенсацией, они будут уезжать и вернуть их обратно будет невозможно.

– Еще одна проблема северных территорий: как соблюсти баланс между промышленным освоением и традиционным образом жизни коренных народов, не навредить природе Арктики?

– В структуре экспертного совета выделена отдельная сфера законодательного регулирования, связанная с природными ресурсами Севера, эндоэкологией северян. Мы рассчитываем на координацию наших усилий. Уникальная система требует уникального регулирования. Чем более хрупкая экологическая система – тем более жесткими должны быть экологические стандарты и механизмы обеспечения их реализации. Нужны законодательные запреты на ряд действий: к примеру, на захоронение отходов в Арктической зоне.

Современное законодательство в области природопользования, как пишет профессор Богоявленский, не учитывает нового уровня знаний о процессах, происходящих в недрах при их разработке. Есть и другие правовые пробелы. Например, перечень загрязняющих веществ, в отношении которых применяются меры государственного регулирования в области охраны окружающей среды, установлены только для атмосферного воздуха, водных объектов и почв. То есть законодательство не рассматривает объекты животного мира в качестве источников поступления стойких органических загрязнителей в организме человека. Это приводит к тому, что мигрирующие виды диких животных, птиц и рыб выведены за рамки государственного мониторинга окружающей среды по токсилогическим показателям. При таком подходе невозможно выявить концентрацию органических загрязнителей в компонентах природной среды, определить источники загрязнений и рассчитать риски для здоровья жителей Севера и Арктики. При этом до восьмидесяти процентов рациона коренных малочисленных народов Севера составляют именно эти мигрирующие виды животных, рыб и птиц. А это уже вызов не только для нашей страны, но и для любого государства, занимающегося освоением арктических территорий.

– Российская Арктика с ее богатейшими природными ресурсами один из наиболее привлекательных для инвесторов регионов. Насколько, на ваш взгляд, важно привлечение иностранного капитала?

– Как справедливо отмечает современная экономическая наука, важны не столько объемы и источники инвестиций, сколько доля и локализация дивидендов. Можно привлечь китайский капитал, американские технологии, но не менее важно – кому и где от этого станет лучше. Это не только проблема Российского Севера, но и всего мира. Мировой тренд в последние десятилетия свидетельствует об устойчивой тенденции, когда привлечение иностранного капитала, например, в развитии Восточной Европы, ведет к уменьшению национального богатства.

Я надеюсь, что комплексный подход к мобилизации по превращению природного и социально-экономического потенциалов Арктики для их конвертации в национальное богатство России станет предметом нашего общего внимания.

Могу заверить, что Президент РФ поддерживает данную позицию. При этом необходимо признать, что сегодня мы серьезно уступаем нашим конкурентам не только в технологическом, но и в концептуальном подходе к комплексному освоению богатств Российского Севера. И дело не только в технологической зависимости, в разведке, добыче, сервисе, переработке и реализации углеводородов, но и в способности формировать и локализовывать глобальные цепочки добавленной стоимости в границах национальной юрисдикции России.


перейти к списку