Популяция китов в тихоокеанских водах устойчиво растет

Очерк о работе российских ученых в Субарктике.

Ученые, которые уже много лет исследуют китов в морях Дальнего Востока, отмечают их необычные пути миграции и феномены в поведении, а также тот факт, что популяции этих морских гигантов неуклонно растут, сообщил РИА Новости ведущий научный сотрудник Камчатского филиала Тихоокеанского института географии ДВО РАН, доктор биологических наук Александр Бурдин.
От Чукотки до Курил: как исследуют китов в их «столовых» на Дальнем Востоке.

Чукотская находка
«У нас небольшая группа ученых, работаем вместе уже долгие годы. Основное место исследований китов – это Командорские острова, восточная Камчатка, также последние два года проводим исследования на Чукотке в проливе Сенявина и в заливе Креста. Там работали сотрудники нашего института вместе с учеными биологического факультета Московского государственного университета. Кроме того, есть проект по серым китам на Сахалине, несколько лет изучали китообразных на Курилах», – рассказывает ученый.
На Командорах специалисты уже давно изучают косаток, горбачей и северных плавунов. На Чукотке в проливе Сенявина скопление горбатых китов обнаружили относительно недавно, и ученые начали проводить там исследования при поддержке РФФИ и Русского географического общества. По мнению специалистов, горбачи идут в этот пролив потому, что в глубоких бухтах происходит интенсивное перемешивание слоёв воды, а это вызывает бурное развитие планктона. Здесь насчитали более 80 китов.

«В 2017 году мы работали в двух новых для нас местах у побережья Чукотки: в проливе Сенявина и заливе Креста, там получились очень интересные данные. Оказалось, что связи между этими районами нет, хотя они очень близки, но там разные киты. Наша задача по горбачам – фотографировать животных и сравнивать их по нашим и зарубежным каталогам: американским, японским, мексиканским. Так мы узнаем, откуда приходят животные в эти места. Мы установили, что в залив Креста и в пролив Сенявина много китов приходят кормиться с Гавайских островов и из Мексики», – рассказал Бурдин.

Столовая для китов
Ученый называет дальневосточные моря России «столовой для китов». Животные приходят сюда кормиться, а размножаются они там, где тепло: у японского острова Окинава и островов Огасавара, на Филиппинских островах, на Гавайях, у побережья Мексики. Также недавно ученые США нашли новое скопление китов в районе Марианской впадины, у Марианских островов.
«В теплых водах большинство видов усатых китов размножаются, рожают детенышей, а к нам приходят есть. В наших водах они находятся большую часть года, с мая по декабрь, усиленно кормятся, потом мигрируют на 6-8 тысяч километров, возвращаясь на места размножения. Например, серые киты, которые кормятся на Чукотке, возвращаются в Калифорнию, в мексиканские лагуны. Другие крупные усатые киты – японский, горбач – для размножения также идут в теплые воды», – сообщил ученый.

Специалисты отмечают необычный феномен: детеныш кита, которого мать впервые ведет на места нагула, запоминает этот путь и в будущем старается его повторить.
«Самка идет кормиться в одни и те же места и приучает к этому детенышей. Эта первая дорога для китенка – память на всю жизнь. Он старается приходить в те же места, чтобы там питаться. Когда самка вырастает, то ведет туда же уже своего детеныша, показывает дорогу к местам кормления, где она питалась со своих младенческих лет», – рассказывает собеседник агентства.
Ученый отмечает, что именно поэтому на России в этом плане лежит серьезная ответственность, ведь наша страна отвечает за кормовую базу китов.

«Ведь, как говорится, как полопаешь, так и потопаешь. Китам далеко идти на места размножения, они должны хорошо питаться, так как в теплых водах они не едят, в пути тоже почти не питаются. Тот запас жира, который эти животные нагуливают в северных широтах, они расходуют в течение длительного времени: нужно прийти на место, там родить детеныша. Особенно это важно для беременной самки – она должна начать кормить китенка молоком, потом с этим же детенышем в марте - начале апреля они начинают мигрировать обратно на места кормежки», – отмечает Бурдин.
В целом киты проводят в теплых морях месяц-полтора, как люди ездят в отпуск. При этом механизмы ориентации этих животных еще до конца не понятны, но установлено, что киты очень хорошо ориентируются в океане: они могут с Гавайских островов приплыть в Сенявина, или из Окинавы – на остров Карагинский на Камчатке.

Как исследуют китов
Из-за размеров китов специалистам при работе на воде приходится быть острожными: нельзя подходить к ним очень близко, пугать или «гонять» этих животных. Для исследований этих гигантов ученые используют разные методы: взятие проб кожного покрова у животного, фотосъемка, наблюдения.
«У нас большой опыт исследований, мы работаем с маленьких лодок или катеров, подходим на малой скорости с тихим двигателем. К китам нельзя подходить близко, и мы используем специальные объективы, которые позволяют снимать на большой дистанции. Если нужно взять биопсию, то подходим, стреляем стрелой, кит уходит, мы подбираем стрелу, а животное оставляем в покое. Никогда не беспокоим и не гоняем животных. Если кит начинает беспокоиться и уходить, мы его не преследуем», – отмечает Бурдин.

Киты на присутствие людей реагируют по-разному: некоторые просто проходят мимо, другие при попадании стрелы для биопсии ударяют хвостом, а при фотографировании они остаются спокойными. При этом реакция животного зависит от того, в группе оно или одно. Бывает, что самка с детенышем начинает нервничать, в этом случае лучше оставить их в покое, подчеркнул эксперт. Бурдин отмечает, что опасных случаев, связанных с китами, в его исследовательской практике не было, и лодки эти животные не переворачивали.

Старые знакомые
«Горбатых китов различают по хвостовым плавникам, серых – по пятнам, по шрамам – все используем для определения особи. Нет двух одинаковых китов, это как отпечатки пальцев у людей. У каждого животного своя окраска. У горбатых китов отмечено, что нижняя поверхность хвостового плавника у всех особей разная. Мы фотографируем эти хвосты, составляем каталоги, и поскольку кит долгоживущее животное, его жизнь протяженностью примерно как у человека, это позволяет нам на протяжении многих лет идентифицировать встреченных китов, следить за их перемещением, знать всю историю конкретного кита. Мы можем из года в год и в разных районах – в местах размножения, в местах нагула или при переходе с места на место – встречать одних и тех же особей», – говорит ученый.
Например, на Командорских островах ученые встретили кита, которого потом увидели на Чукотке. Некоторые из этих животных могут переходить в разные районы в поисках лучших кормовых мест. В целом специалисты фиксируют в местах исследований десятки одних и тех же китов – «старых знакомых». В проливе Сенявина таких встречают единицы. В Карагинском заливе – постоянное скопление, так же, как и у Командорских островов.

«Все зависит от того, сколько животных приходит в конкретное место, из года в год эта цифра меняется. Например, у Командорских островов в начале 2000-х годов мы встретили всего 26 особей, а в 2010 году за день видели до 150 китов», – отмечает ученый.
Он связывает это с тем, что ситуация в океане меняется, а значит, меняется и кормовая база, поэтому киты перераспределяются.

«В этом году там было меньше животных, мы встретили порядка 50 особей. Нельзя сказать, что кормовая база стала хуже, скорее, произошло перераспределение. Меняется обстановка, температурный режим, первичная продуктивность океана. Вроде все это незаметно, но для китов, которые питаются планктоном и рыбой, существенно. Кормовая база может быть менее или более обильной, а киты идут за едой», – отмечает ученый.

Численность китов растет
Сколько китов сейчас приходит в «столовые» на Дальнем Востоке, сказать точно ученые не могут. Для этого надо проводить комплексные учеты, но сейчас у исследователей такой возможности нет, да и задачи такой не стоит. В начале 2000-х годов проводились подробные учеты, в том числе с использованием метода повторной встречи меток. Из года в год или в течение сезона ученые снимают китов, отмечают повторные встречи одних и тех же животных и потом с помощью математических методов рассчитывают, сколько их сюда приходит. В 2010 году, по данным Бурдина, в районе Командоров было около 1,5 тысячи горбачей, в другие годы – меньше.
«Обычно всегда, когда приходишь в район, видно, что китов там много или их там нет. Но можно обрадовать: в целом численность китов, конечно, растет. Это факт безусловный. В 1986 году китобойный промысел закрыли, и это положительно повлияло на численность этих животных. С тех пор в Тихом океане китов добывают только аборигенные народы Чукотки и Аляски», – говорит Бурдин.

По его словам, вылов этого числа особей не влияет на общую картину. Например, чукотско-калифорнийская популяция серых китов, которых около сотни в год добывают коренные жители, составляет порядка 20-22 тысяч животных.
«Это (аборигенный промысел), конечно, не влияет на численность, она стабильно растет. А другие виды не промышляются, так как они в Красной книге, их добыча запрещена, и популяции всех видов увеличиваются. Радует, что в наших водах все чаще встречается редкий японский кит. Это, конечно, не горбач, которого сейчас тысячи, – речь идет о 400-450 особях в наших водах. Пока это мало для крупного кита», – отметил ученый.

Гренландского кита, чья популяция обитает в Охотском море, сейчас также пока немного – порядка 500-600 животных. Все еще невысока численность синих китов, но она растет. По стандартам Международного союза охраны природы (МСОП - IUCN) считается, что популяция находится в крайней степени опасности, когда число размножающихся самок ниже 50. Но если репродуктивных особей этого пола около 100, то надежда на восстановление еще есть.
Одним из результатов работ по изучению китообразных является «Атлас китообразных дальневосточных морей России», который подготовил Бурдин. В издании собраны уникальные фотографии гигантов, которые предоставили ученые и фотографы, представлена информация об обитающих в дальневосточных морях китах и дельфинах, особенностях их миграции в западной части Берингова моря и в водах Тихого океана у берегов Восточной Камчатки, Командорских и Курильских островов. В том числе Атлас нацелен на то, чтобы привлечь внимание к охране китов и более широкомасштабному и комплексному их изучению.

Ученые надеются продолжить свои исследования в 2019 году и уже подали заявки на гранты. «Если нас поддержат, то на следующий год так же хотим работать на Чукотке, на Командорах, в планах стоит север Охотского моря», – добавил собеседник.

РИА «Новости»



Похожие новости:

перейти к списку новостей

Отправьте нам новость